114. Шередарь

Соня приехала из лагеря. И в тот же вечер хотела ехать обратно, даже чемодан не разбирать.

Потому что там, в лагере, есть собственная конюшня. Там снимают кино и фотографируют. Там делают фигурки из фетра и ювелирные украшения из медной проволоки и бисера. Варят мыло, занимаются журналистикой, играют в настольные игры, стреляют из лука, смотрят мультики и танцуют на дискотеке. И ещё успевают поесть пять раз в день. Причём вкусно!

 

А взрослые там такие: «милая доктор Вася», «моя любимая Настя», «клёвый Китос», «няшка Мила», «Анечка с дредиками» - ну, вы поняли, хорошие взрослые. К тому же взрослых было столько же, сколько и детей, а то и больше, поэтому внимания каждому ребёнку уделялось ничуть не меньше, чем дома. Причём внимание привычной мамы и новой-незнакомой-милой девушки – это совершенно разные виды внимания.

Соня чувствовала себя достаточно самостоятельной (без мамы) и одновременно в полной безопасности. Она привезла с собой поделки, выпуски газеты, футболку, собственноручно украшенную монотипией с помощью кленовых листьев, флешку с фото и видео, исполнила нам выученный к концерту рэп (!) и на любое событие из жизни говорит: «а у нас в Шередаре…»

 

Я безмерно благодарна всем людям, принимающим участие в этом проекте. Михаилу Бондареву, который учредил и финансирует Шередарь. Терри Дигнану, который консультирует и делится международным опытом реабилитационных лагерей. И огромному количеству волонтёров, людей, которые свой отпуск проводят с детьми, перенёсшими тяжёлые заболевания, помогая им вернуться к полноценной жизни.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Лара (Пятница, 01 Январь 2016 22:15)

    Такие лагеря очень здоровские. Детки действительно не хотят оттуда уезжать, но к сожалению они не всем по карману.