99. В порядке обмена опытом

Наш блог читают некоторые мамы детей, которые ещё не закончили терапию. Этот рассказ специально для них.

 

Итак, после того, как выпита последняя таблетка химии и сделаны контрольные пункции, лечение заканчивается. Теперь нужно ежемесячно сдавать анализ крови и показываться гематологу.

Можно делать это по-прежнему в 14-м отделении, но тогда анализ крови придётся сдавать платно. Для этого надо подойти к врачу, взять направление, оставить ребёнка в отделении, а самой быстренько одеваться и бежать в семиэтажный корпус, платить в кассу 850 рублей, с чеком бежать обратно, потом подниматься в нашу лабораторию, делать анализ и идти к своему лечащему врачу.

В предпоследний раз мы ехали с Соней в больницу на такси. А такси берут оплату за минуту времени. После некоего оплаченного минимума. Ехать с утра по Ленинскому проспекту с поминутной тарификацией – неприятно вообще. Эти 12 километров стоили нам 900 рублей, плюс 850 анализ… Не хочу больше ездить в такси. (Те из них, что берут за километр, в пробке берут за минуту простоя. Простоем считается скорость меньше 25 км/ч. Утром на Ленинском – сплошной простой). Это было лирическое отступление, объясняющее, почему хочется сдавать анализы бесплатно.

Следующее действие – встать на учёт в гемцентре Морозовской больницы. Он находится в том же корпусе, где консультационная поликлиника. Туда надо принести документы по списку. Я специально приехала туда без Сони, но со всеми возможными документами. Рассчитывала оформить карту без ребёнка и потом уж не тратить на это время. Но нет!

Оказывается, карту оформляют только в день первого визита к врачу. К тому же нужна была ещё одна бумага – направление от участкового терапевта. Ничего, что ребёнок здесь лечился больше двух лет, а у районного терапевта за эти годы ни разу не был.

Для детей из 14-го отделения приёмный день – понедельник. С 15 до 18 ч. Запись заранее. Врач в учебном отпуске. Принимает заведующая отделением.

День нашего посещения был 7 октября. Когда я записывалась (за 10 дней до этой даты), я никак не предполагала эстафеты олимпийского огня в непосредственной близости от маршрута нашего следования. Немного нервно.

Мы были записаны на 15.40, но приехали к 15. Карту завести и всё такое. Карту завели за 10 минут, а у кабинета было четыре человека. Два из них прошли за 45 минут. У меня уже начал дёргаться глазик. Не приходите к началу приёма! Все приходят к началу приёма и далеко не все при этом записываются.

Важное уточнение: на приём надо прийти со свежим анализом крови. Я спросила в регистратуре, где бы, мол, нам сдать анализ. «Врач скажет». Пока мы сидели у кабинета, я настойчиво спросила ещё раз у медсестры. Ответ тот же. Наконец я спросила у мамы в очереди, и она сказала, что надо было сразу, как пришли, взять направление у врача и идти сдавать. Почему бы этого не сказать мне в регистратуре? Все берегут своё тайное знание.

К счастью, лаборатория здесь же, этажом ниже. Но всё равно, пока мы ходили туда, наша очередь прошла. В итоге после полутора часов в коридоре мы попали на приём. Доктору не понравилось, как выглядят Сонино лицо и кожа головы. Да это и никому не могло бы понравиться. Но поскольку меня предупредили, что на отмену химиопрепаратов обычно бывает кожное обострение, я мазала её мордочку кремом и старалась не обращать на это внимания. Словом, дальше мы отправились к дерматологу. Там снова подождали в коридорчике, я при этом думала о том, какая чудовищная пробища бывает вечером в сторону области и глаз мой уже не дёргался, а как-то гадко залипал.

Дерматолог добавила оптимизма. Видимо, я ей сразу не понравилась. Я выгляжу, как человек, который не моет голову своему ребёнку и к тому же сознательно кормит его ядовитой едой. Мне было предложено выбрать, даю ли я дочке что-либо из списка продуктов, рекламируемых по телевизору: «Даниссиморастишкакиндершоколадчудойогуртактивия

пудингипельменичипсынаггетсыкокакола…» Я призналась, что иногда Соня ест «Растишку» и «Даниссимо». Видимо, в среде дерматологов за это расстреливают без суда и следствия. Врач строго спросила, есть ли у меня ещё дети, и ем ли я это сама. Я уже готова была признать, что Солнце крутиться вокруг плоской Земли, лишь бы меня отпустили. С напутствием об употреблении простой деревенской еды и списком лекарств для исправления моих ошибок в области дерматологии мы выскочили за дверь.

 

Единственным приятным и вдохновляющим событием в этом посещении была встреча с Варей. Мы лежали в палате с Варей и её мамой в мае 2011 года. Тогда Варе не было и двух лет. А ещё у неё не было не только волос, но и бровей и ресниц. И сил. И когда она видела утром медсестру, которая приходила промывать катетер, она плакала и говорила: «Варя бай!». В том смысле, что она устала и хочет спать, а не лечиться. А теперь Варя с прекрасной косичкой, заплетённой вокруг головы, бодро скакала по коридору и весело катала игрушечную черепаху. Я бы ни за что её не узнала, если бы не сидящая рядом мама. И это прекрасно!

Оставить комментарий

Комментарии: 2
  • #1

    Натали (Суббота, 12 Октябрь 2013 10:01)

    Когда Лохматова вернется из отпуска, будет все хорошо.

  • #2

    Света и Оленька (Воскресенье, 13 Октябрь 2013 08:51)

    Девочки! Вы огромные молодцы! Сил вам!!! Спасибо за подробный рассказ.

    Мы обязательно вас догоним! И отрастим косы как у Вари.