40. Всё чудесатее и чудесатее

Как известно, ежели где чего убавится, так в другом месте оное прибавится (закон сохранения всего подряд, открытый Ломоносовым).

Не успела я выписаться 26 апреля из института рентгенорадиологии (то бишь убавиться оттуда), как 27.04 у Сонечки стала подниматься температура. Сначала 37,4, на следующий день – 38,2, а уж в воскресенье – так все 39,6. Поэтому мы были вынуждены срочно поехать в Морозовскую больницу и там остаться (прибавиться, значит).

Кроме высокой температуры, у Сони не было совершенно ничего. Поэтому её стали лечить от всего сразу: поставили венфлон, в который неделю лили физраствор, антибиотики (три вида), противогрибковые, гормоны, парацетамол от температуры и, наконец, противогистаминное, так как все вместе взятые препараты вызвали аллергическую реакцию на коже лица. Кожа лица по цвету и фактуре выглядела примерно так, как кожа попы у самцов некоторых видов павианов. А гормоны вызвали резкие колебания настроения, повышенную плаксивость и всякие капризы.

 

Ко всему прочему следует добавить, что в 14-м гематологическом отделении два этажа: первый – для амбулаторных больных, второй – стационар. Но детей с повышенной температурой (а значит, потенциальных носителей инфекций) на второй этаж не кладут. Оберегают больных в стационаре от контактов, что правильно. Но…

Те, кто приходит на амбуланс, вынуждены лежать в палатах с детьми с температурой. Где же логика? А нету.

 

В нашей палате №6 стояло пять кроватей. На четырёх из них спали наши соседи (девочка Настя с мамой) и мы с Соней. Во время амбулаторного приёма в той же палате лежало на каждой кровати по ребёнку (переливания, пункции) и возле каждого ребёнка находилось по одному-два взрослых. То есть в палате, рассчитанной на четверых, было до двенадцати человек одновременно. Пятеро из них – больные дети в возрасте от двух до тринадцати лет. Мальчики и девочки. Если вы вдруг девочка тринадцати лет, подключённая к капельнице, попробуйте в такой обстановке пописать на горшок.

 

Дверь палаты открывать нельзя, поэтому свежий воздух можно увидеть только в окно. Малышка двух лет очень хочет спать, но уснуть не может и плачет. К 16 часам все, намучившись, разъезжаются по домам. А мы остаёмся. Завтра будет новый день и новый амбулаторный приём.

 

Не надо объяснять, как мы были рады 5 мая уехать домой. И вот сегодня, спустя четыре дня, обнаружилось, что у Сони температура 38,2. И какие-то кишечные явления. Дорогое мироздание, я не готова вот прямо сейчас опять ложиться в больницу!

 

Оставить комментарий

Комментарии: 4
  • #1

    Любовь (Пятница, 18 Май 2012 11:55)

    Как Вы там?

  • #2

    Юля (Четверг, 24 Май 2012 10:56)

    Присоединяюсь к вопросу.

  • #3

    Юля Камаева (Четверг, 24 Май 2012 18:03)

    Я потрясена Вашей историей. К сожалению, я смотрю обновления на страничке вконтакте, а там не появляются известия о новых записях, поэтому я только сейчас узнала, что Вам пришлось пережить в последние полтора месяца...

    Я Вам желаю всего самого светлого, что только могу пожелать, восхищаюсь Вашей семьей, ее терпением и цельностью!

    У Вас все будет хорошо, я в это верю!

  • #4

    Белинская Ольга (Четверг, 24 Май 2012 20:59)

    Лена, как Ваши дела? Вероятно Вам совсем некогда. Поскорее уже поправляйтесь!